Смерть ребенка – всегда трагедия. Особенно страшно, когда маленький человек уходит из жизни по собственной воле.
В 2016 году по России прокатилась волна детского суицида, и Ярославская область, к сожалению, здесь не на последнем месте. На днях эту сложную тему обсуждали на совещании под руководством замглавы администрации района Надежды Сорокиной с участием руководителей и специалистов учреждений, задействованных в работе с проблемными детьми и подростками. Принято считать, что первыми в группе риска находятся дети из так называемых неблагополучных семей, но это далеко не так. Любая семья, считающая себя вполне благополучной, но где, говоря сухим языком специалистов, «нарушены связи между ребенком и родителями», где нет взаимопонимания и доверия, может столкнуться с проблемой, когда ребенок пытается найти самый неприемлемый выход из кризисной ситуации.
Как доложила председатель отдела по делам несовершеннолетних Марина Шабалкина, с начала 2016 года в районе добровольно ушел из жизни один подросток, еще три девочки совершали попытки свести счеты с жизнью.
В идеале, подчеркивают психологи, родители должны знать с кем дружит их сын или дочь, интересоваться проблемами своих детей. Однако в жизни так происходит далеко не всегда. В ситуации, когда родителям и детям не удается самостоятельно наладить контакт, готовы помочь специалисты. В районе психологи есть в каждой школе, специализированную помощь могут оказать также в центре психолого-медико социального сопровождения. Главное, чтобы родители вовремя обратились за помощью. И здесь, как было отмечено на совещании, возникает ряд сложностей. Любой специалист подтвердит – чем раньше начать заниматься со сложным ребенком, тем быстрее будет положительный результат. Но по статистике отклонения в психике ребенка чаще всего выявляют школьные психологи или медики при проведении плановых диспансеризаций, а не родители, которые проводят с детьми гораздо больше времени. Родители просто не замечают или не хотят замечать особенности в поведении ребенка, не спешат на прием к специалистам. Возможно, близкие боятся, что обращение за психологической или психиатрической помощью повесит на ребенка «клеймо» и наложит какие-либо ограничения в будущем. Например, на занятие определенным видом деятельности или получение водительских прав.
«Сложностей много. Поэтому необходимо не только проводить работу в отношении каждого трудного ребенка, поставленного на учет в отделе по делам несовершеннолетних, но и активнее подключать к работе школьных психологов, классных руководителей, они помогут выявить отклонения в поведении детей на ранних стадиях. А специалисты ЦПМСС могут организовать выезды в образовательные учреждения, чтобы обеспечить больших охват родителей. К проблеме надо подходить комплексно, и основной акцент сделать на индивидуальной работе, причем в равной степени  как с детьми, так и с родителями», – подвела итог заседанию Надежда Сорокина.

Лента новостей